Дурман реальности

Дурман реальности

Фридриг смотрел как парализованный, пред зеницами все моталось хаосом; «Вельмин танец», — изрекло что-то в нем, и оба эти суесловия стали маревом курчаво расчеркнутых букв, как подпись к одноименной старой ксилографии, виденной им однажды у антиквара.

Он не имел возможность сбросить взора от тощих, как у костяка, ножищ старой женщина в слазящих тёмных, с малахитовым отливом, панталонах; в страхе хотел было устремиться к проёмам, но решительность бросила его еще прежде, чем он подумал об этом. Пережитое и нынешнее сплелись в нем в какую-то кошмарную явь, бежать от каковой он не имел сил; кто его знает, то или сам он все еще юнн и та, что нынче пляшет перед ним, внезапно обратилась из только что красивой девы в страшный труп с опустошенным ртом и воспаленными сморщенными веками, то ли ее и его собственная молодость никогда не бывала и только привиделась ему.

Эти неглубокие култышка в плесневелых мощах исхоженных башмаков, какие сейчас вертелись и шагали в такт, — имели возможность ли они являлись теми пленительными ножками, что давно пьянили его ум?

«Она их веками не снимает, по-другому дерма раскрошилась бы на ломти. Она спит в них, — сверкнул клок мысли, неудержимо вытолкнутый другим: — Как страшно, люд еще при бытие истлевает в незримом панцире Хроноса».

Два раза он открывал рот и опять, не произнося ни слова, сжимал – не было слов.

– Елизавета, –промолвил он наконец, – Лизель, тебе невыносимо плохо? – Гуляя по гостинной, его взгляд стал на порожней фарфоровой тарелки для похлебки. – Гм. Так точно. Лизель, способен ли я тебе чем-то оказать помощь?

В давние моменты она принимала еду с керамики; ошалев, он взглянул на не чистую постель – гм, и… и отдыхала на дорогих кроватях.

Не отпуская от лика ладоней, старуха неожиданно шатнула головой. Слышны были ее тугие сдавленные вопли.

Категория: Полезные статьи